1
В независимости от вашего отношения к фильмам ужасов, вы, скорее всего, видели хоть один фильм в вашей жизни, который напугал вас до чертиков. В некоторых случаях источник страха нам вполне понятен, как, например, в случае с лицом куклы Аннабель, но бывает и такое, что мы сами не можем понять, что именно в фильме приводит нас в ужас. Мы решили опросить четырех человек, проводивших огромное количество времени на съемках хорроров. Два художника по костюмах, главный художник и кинооператор расскажут о том, как именно фильмы ужасов пугают нас. Кстати, у работников киноиндустрии тоже бывали случаи, когда душа уходила в пятки, правда, чтобы напугать профессионала, требуется немного больше, чем для того, чтобы испугать рядового любителя ужастиков.

О своем опыте нам расскажут:

Ли Батлер: художник по костюмам в таких фильмах, как «Аннабель 2», «Паранормальное явление 3 и 4», «Повелители Салема» и «БайБайМэн».

Майкл Фимогнари: оператор в фильмах «Уиджи. Проклятие доски дьявола», «Окулус», «Джезабель» и «Эффект Лазаря»

Натали О`Брайан: художник по костюмам в фильмах «Девушка возвращается одна ночью домой» и «Плохая партия»

Дженнифер Спенс: главный художник в таких фильмах, как «Аннабель 2», «И гаснет свет...», «БайБайМэн», «Повелители Салема», «Паранормальное явление 2, 3 и 4» и «Астрал 2 и 3»

Чем отличаются съемки фильма ужасов от съемок, например, драмы или комедии?
2
Дженнифер Спенс: У меня гораздо больше свободы для творчества, когда я работаю над фильмами ужасов. Дело в том, что в хоррорах ценится не естественное, а сверхъестественное. Во время работы над фильмом я часто даю указания о том, что нужно сделать, чтобы зрителю было интересно. Я имею ввиду различные странные детали внешности персонажей.

Натали О`Брайан:
В первую очередь, для меня это множество цифр. Из-за обилия разрушений в фильмах ужасов мне приходится делать очень много. Сначала мне нужно выяснить, что именно будет разрушено, кого ударят ножом, где будет кровь, когда у какого-нибудь персонажа откусят палец. Это все очень сложно.

Ли Батлер: Приходится создавать по несколько копий вещей. Так, например, в Аннабель 2 было одно платье, идеально подходившее для молодой девушки. К концу фильма нам пришлось сделать восемь таких платьев.

Какие техники вы используете для того, чтобы сделать фильм страшным?

3
Майкл Фимогнари:
По-моему, самые страшные моменты в фильмах ужасов происходят тогда, когда вам кажется, что вы что-то видите в темноте, но вы до конца не уверены, есть ли там что-то. В начале фильма Окулус есть сцена, где персонажи только переехали в новый дом и начали расставлять все вещи и мебель по местам. Они повесили на стену зеркало и ночью, когда отец шел по дому, обходя коробки с вещами, появляются очертания в темноте. Он с большим трудом может увидеть это существо, но он понимает, что оно там. Затем отец снова оглядывается, но никого уже нет.

Ли Батлер: Иногда, это цвет. Мы используем множество красок, теней и прочих красителей, чтобы придать персонажам подобающий фильму ужасов вид.

Дженнифер Спенс: В своей работе я очень часто взаимодействую с главным оператором. Я с удовольствием участвую в создании окружения, которое интересно в фотографическом плане. Вместе с главным оператором мы обсуждаем то, как, используя свет и пустоты, сделать фильм более зрелищным.

Натали О`Брайан: В первую очередь, это свет. Так, например, на светлом фоне кровь льется более эффектно.

А случалось что-нибудь страшное во время вашей работы над фильмами?
4
Дженнифер: Во время съемок Повелителей Салема мы работали в Даунтауне Лос Анджелеса, а у одной из моих коллег было что-то в роде шестого чувства… Мы находились на втором этаже огромного здания, когда она пришла вся бледная словно приведение. Она сказала, что видела нечто и не вернется за своей сумочкой, если я не сопровожу ее. Это меня по-настоящему напугало. Я верю в сверхъестественное и я подумала, что там действительно что-то может быть. А когда мы снимали сцену в одной из Лос Анджелесских больниц, мне было очень страшно. Мне не нравилось работать в этом месте. На втором или третьем этаже постоянно срабатывал будильник, хотя там никого не было. Нам было так страшно, что мы передвигались по зданию группами.

Натали: Дело было во время съемок фильма «Девушка возвращается одна ночью домой». Мы работали в маленьком и почти заброшенном калифорнийском городке под названием Тафт. Там мы арендовали один подвал, который мы превратили в жилище главной героини. Мне кажется, что в подвале жил какой-то бездомный, когда мы отлучались. Возвращаясь в подвал, мы замечали, что некоторые предметы были передвинуты. Я спрашивала своих коллег, но они говорили, что ничего не трогали. Мне казалось, что там, в подвале, кто-то был. Может быть, это дух.

Ли: Во время съемок фильма «Повелители Салема» происходили довольно странные вещи. Мы работали в студии, но, все равно, творилось что-то необъяснимое. Съемочная группа решила, что здесь, определенно, замешан призрак. Я делала покупки для жены Роба Зомби, режиссера, и наткнулась на одну футболку, которая мне очень понравилась. Я решила купить ее себе. Когда следующим утром я пришла на работу и встретила Роба, он уставился на меня и расхохотался. «Это что? Шутка» — спросил он меня. Я не поняла, что режиссер имеет ввиду, пока он не отвел меня в спальню, где на стене был рисунок, с точностью повторяющий принт на моей футболке.

Считаете ли вы, что, из-за роста популярности жанра хоррора, среднестатистического зрителя стало сложнее напугать?
5
Дженнифер: Да, я так считаю. Я всегда помню об этом факте, начиная работать над каждым новым фильмом. Для меня это новое испытание. Я должна работать так, чтобы удивлять зрителя снова и снова.

Майкл: Кино — это такой же язык, как и другие. Зрители в основной своей массе довольно-таки умны и им нравится, когда их «награждают» за это. Фильмы ужасов — это очень старый жанр и зрители многое повидали. Нас пугает неожиданное. Например, когда случается то, чего вы не ожидали или, наоборот, не случается, когда, согласно вашим ожиданиям, должно было бы случиться. Это сродни американским горкам.

Что вас больше всего раздражает, когда вы смотрите чужие фильмы?

Майкл: Некачественные внезапные пугающие сцены. Конечно, это очень важный жанровый прием, но сейчас им, к сожалению, злоупотребляют. Лучшие такие сцены получаются только тогда, когда зритель пребывает в постоянном напряжении и его страхи наслаиваются друг на друга. Сцены, которые можно предугадать еще за несколько минут до их наступления, раздражают меня. Всякие внезапно прыгающие кошки и тому подобное.

Натали: Ненавижу складки. Линии на рубашках или на платьях, появившиеся в результате того, что их складывали. Это просто ужас.

Ли: Клоуны! Что не так с клоунами? Клоуны, конечно, всегда были жутковаты. В фильмах ужасов очень много классных клоунов, но, когда я вижу нечто совершенно банальное, это ужасно раздражает меня. Ведь этот образ дает огромное пространство для фантазии, но, к сожалению, многие люди просто зациклены на стандартном клоунском виде.

Дженнифер: Некачественные декорации. Иногда, конечно, от этого никуда не денешься. Особенно, если создатели фильма сильно ограничены в бюджете. Я стараюсь относиться с пониманием к этому. Но вообще, я, работая над множеством низкобюджетных фильмов, всегда старалась сделать так, чтобы фильм не выглядел таковым. Иногда, мне даже приходилось использовать мою собственность. Мой дом просто опустел. Я забрала диван, картины моей бабушки и многое другое. Все это мне было нужно, чтобы заполнить пустоты. Если есть пустоты, то пропадает ощущение реальности.

1 бал2 бала3 бала4 бала5 балов (Оценки отсутствуют)
Загрузка...

Comments are closed.

К началу страницы